Искать
И под воду, и под воеводу Алтайский конный завод, специализирующийся на разведении орловской породы рысаков, отметил своё 105-летие
07.09.2012
И под воду, и под воеводу Алтайский конный завод, специализирующийся на разведении орловской породы рысаков, отметил своё 105-летие
Первый на Алтае конный завод основал купец ВИНОКУРОВ из села Тюменцево, было это в 1907 году.


…Унаследовав от отца торговые лавки, склады, а с ними и триста десятин (десятина — единица площади в России до 1918 года, равная 1,0925 га, — прим. авт.) земли, стадо из 65 коров, несколько сотен лошадей, купец Александр Винокуров семейное дело продолжил со рвением и старанием. Трудился много, в работе усердствовал, был человеком выдающихся деловых качеств — заведовал строительством и торговлей, заботился о кормах для многочисленной животины, организовывал поставку лошадей для царской армии. Как и подобало русскому купцу, Александр Адрианович, как человек православный, в делах коммерческих и о душе не забывал: церковь посещал исправно, занимался благотворительностью, о людях заботился.

МЕЦЕНАТ И СТОРОННИК ПРОГРЕССА

Как вспоминали современники, Винокуров часто жертвовал на церковные нужды, помогал неимущим, вносил свою лепту в строительство и содержание школ, больниц, приютов, библиотек. Добрую память оставил после себя представитель известной купеческой семьи, с благодарностью вспоминали его погорельцы и молодожены — им Александр Адрианович для обзаведения хозяйством давал коров и лошадей; с юродивыми обращался приветливо, всегда подавал им милостыню. А когда на Первую мировую забрали многих мужчин из селения, их матерям и женам Винокуров оказывал всяческую помощь: по праздникам от него привозили мясо и муку, также выплачивалось денежное пособие. Не забывал и про старых людей: для тех, кто работал на него, купец выстроил дом для пожилых, навещал ветеранов. Благодаря деятельности Винокурова в Тюменцево в начале двадцатого века появилась паровая мельница — прогрессивное по тем временам предприятие. Таким был купец Александр Адрианович — меценат и поклонник прогрессивных веяний. До всего доходили руки, устроено дело было с умом, а свое сердце Винокурова навсегда отдал лошадям. Именно он стал коннозаводчиком в Тюменцево, образовав в двенадцати километрах от села завод.
Династия Винокуровых жила богато, даже роскошно: представители купеческого рода умели зарабатывать на жизнь. По свидетельству односельчан, в Тюменцево и в конном заводе у Александра Адриановича были основательные, щедро украшенные кружевной резьбой деревянные дома. Дом для купца был символом богатства и успеха, демонстрировал прочность, надежность и доходность дела.

КОНИ ДЛЯ ЦАРСКОЙ АРМИИ

В 1907 году Александр Адрианович решил основать первый на Алтае конный завод. Причиной к тому стал рост численности русской армии, вследствие которого царскому военному ведомству требовалось все больше лошадей для артиллерии и кавалерии. Читаю на сайте Алтайского конного завода (www.akz39.ru): «Миллионщики» Винокуровы происходили из тюменцевских крестьян, в конце позапрошлого века выбились в купцы первой гильдии, занимались хлебной торговлей. В Тюменцево остался жить только Александр Винокуров. Для конного завода он выбрал место на берегу речки Крутишки, среди многочисленных колков. От колка до колка — обширные выпаса, хороший водопой. В усадьбе выкопали пруд, построили 2 конюшни, каретный сарай, лазарет, бараки для конюхов и наездников, различные подсобные помещения. Но главным строением был уникальный деревянный манеж — крытый, с двумя кругами для выездки. Зимой лошади попадали из манежа в конюшню, не выходя на мороз.
Винокуров совершенно не разбирался в племенной работе, и первое время следовал советам дилетантов. Он начал с того, что приобрел несколько лошадей, выбракованных на других конных заводах. Первые представители породы орловских рысаков появились в 1908 году. Спрос на орловцев был очень хороший, и Александр стал все чаще задумываться о разведении лошадей этой породы.
К началу 1917 года винокуровский табун насчитывал полтысячи лошадей разных типов и групп. Лишь последние покупки были удачны. Превосходный орловский жеребец Барчук был куплен за 65 тысяч рублей, а жеребец Капитал — за 35 тысяч рублей. Матке Винокуров отводил весьма скромную роль — давать приплод. Ответственность за качество потомства всецело ложилась на жеребца, в итоге приплод получался незначительным. Процесс воспитания молодняка сводился к кормлению. Но коннозаводское дело все равно приносило доход — ремонтные комиссии воюющей армии платили за лошадей хорошие деньги. Мобилизованных на фронт работников заменили пленные мадьяры».

ЗАВОД № 39

Первые годы Советской власти были очень тяжелыми для завода. Несмотря на многочисленные просьбы односельчан, красные все же расстреляли Александра Винокурова. Конный завод объявили, по правилам того времени, всенародной собственностью. Затем последовали реквизиции — коней забирали белочехи, колчаковцы, партизаны и просто бандитские шайки. Но много лошадей было спасено от реквизиций крестьянами, которые попросту уводили небольшие табуны в лес и дожидались, пока непрошенные «гости» не уйдут.
После Гражданской войны местные энтузиасты коневодства во главе с выборным председателем правления Сдобниковым буквально по крохам восстанавливали развалившееся хозяйство. Угнанных животных разыскивали даже в соседних губерниях. К июню 1920 года собрали три сотни лошадей. Среди них были кровные рысаки, верховые полукровки и английские скаковые. Из Москвы пришло указание о передаче конным заводам и племенным государственным конюшням всех породистых лошадей из Красной Армии и партизанских отрядов. Была создана специальная комиссия. С этого времени на заводе серьезно занялись племенным коневодством.
В 1923 году хозяйство было наименовано «Первым Сибирским государственным конным заводом», через шесть лет получило новое название — «Алтайский конный завод № 39». «Тридцать девятым» его зовут и до сих пор.

ПРОДОЛЖАТЕЛЬ ДЕЛА ВИНОКУРОВА

Многое пережил завод — и революцию, и Великую Отечественную, почувствовал на себе и реалии сегодняшнего дня. Столетие предприятия, которое отмечалось в 2007 году, его коллектив отмечал без особого воодушевления — будущее казалось туманным. Да и было ли оно у алтайского завода? Но слава богу — сюда пришел инвестор, страстно любящий грациозных породистых лошадей — Анатолий Острягин, и будущее появилось, заиграло новыми красками.
Прежде всего, новый собственник вложил деньги — и немалые — в строительство нового комплекса для лошадей, который пристраивался к уже имеющимся конюшням. В поселке Заводском, где расположено предприятие, эта новая красивая постройка неизменно вызывает у приезжих интерес, а у местных — гордость и радость. Изменения к лучшему почувствовали все жители поселка, и эти перемены восприняли близко к сердцу — потому как Алтайский конный завод является поселковообразующим предприятием, дающим работу.

КОМФОРТНО ВСЕМ!

Новый комплекс — это крытый выгул для молодняка и современная конюшня, которая рассчитана на содержание 53 животных: есть денники для племенных кобыл, жеребцов-производителей, лошадей конноспортивной школы и племмолодняка. Здесь все устроено по последнему слову технологий в коневодстве, к примеру, установлены две душевые кабины для лошадей, оснащенные ультрафиолетовыми и инфракрасными лампами; прекрасно оборудован кабинет племенной работы, даже поилки для лошадей — и те с подогревом, чтобы животные не простужались. Генеральный директор предприятия Евгений Куковицкий уверен, что в ближайшие годы на базе конного комплекса будет основан единственный в Сибири селекционный центр племенного коневодства. Для этого уже приобретено уникальное дорогостоящее французское оборудование.
Теперь, когда первая очередь конного комплекса сдана, изменения почувствуют не только племенные животные — значительно улучшились условия труда для людей, вот что важно! Хотя по прежнему работа с лошадьми считается непростой, в основном из за того что процесс ухода за рысаками полностью механизировать невозможно, им необходимо участие и общение с человеком.

РУЧНАЯ РАБОТА

На конном заводе коллектив в большинстве своем женский. Конюх Татьяна Андреева, прижимая к себе букет и Благодарственное письмо, которые вручил за добросовестный труд приехавший на открытие комплекса и конноспортивный праздник губернатор края Александр Карлин, стоя в новом помещении, где еще чувствуется запах свежей краски, говорит:
— Мой рабочий день начинается с семи утра, но в денниках я еще раньше — надо успеть сена дать. Работы много, но теперь лучше станет, здесь же все предусмотрено! Главное на конезаводе — селекционная работа, направленная на сохранение качества породы, сегодня на предприятии все необходимое для этого имеется. Очень рады, что в построенном комплексе будет хорошо и нам, и лошадям!
Среди получивших награду из рук губернатора — и шорник Николай Сафронов. Когда его имя назвали в числе приглашенных на импровизированную сцену, из зрительских рядов донеслось: «Правильно! Ему надо награду, заслужил». Хромая, опираясь на клюку, унес Николай Иванович Благодарственное письмо куда то в толпу. Потом я его увидела — спокойно курил сидя на лавочке, щурился на яркое сентябрьское солнце. Я присела рядом. Хотелось узнать, каково это — быть шорником? Многие уже и не знают, что за профессия такая. Попыхивая сигаретой, неспешно пояснил Николай Иванович, что дело шорника — сбруя для лошади.
Эту редкую профессию мой собеседник выбрал для себя не сразу — любил работать с лошадьми, а потому был и конюхом, и бригадиром. Но до определенного момента. Как то закапывали капли в глаза молодой норовистой лошади. Кобыла нервная попалась, вырвалась из человеческих рук. Долго лягала Сафронова. С неистовостью била копытами по голове, рукам, ногам, по телу… Сафронова спасли, но с тех пор нога не сгибается, здоровье уж не то, что прежде. Ну и кем работать прикажете? Животных то любит, это ж привычка с детства такая — с ними рядом быть. «Просто уважаю лошадей», — поясняет. Вот и пошел в шорники. Учиться было негде и не у кого — тогда раскладывал перед собой старую уздечку, трогал пальцами, поворачивал перед собой, долго разглядывал — и старался повторить то же самое. Крючки специальные изготовил для сотворения конной сбруи, вообще необходимый инструмент самостоятельно соорудил. Постепенно дело пошло на лад. Сколько уж переделано той упряжи — не счесть. Рабочая упряжь требует времени меньше — на одну лошадь уздечка и прочее снаряжение шьются примерно с неделю. А вот с выездной дела посерьезнее, там кожа да бархат нужны, почти ювелирная работа! И длится она по месяцу, не меньше. Лошадь к соревнованию готовят несколько человек, а за сбрую отвечает лишь один — шорник. Сейчас представителей этой редкой профессии становится, правда, побольше, — потому как растет интерес к конноспортивным зрелищным мероприятиям, появляются люди, готовые вкладывать средства в развитие коневодства.
Как продолжает это делать Анатолий Острягин. Его имя уже вошло в историю алтайского коневодства, как подчеркнул губернатор края Александр Карлин, сейчас завод переживает новый период своего развития.
И, наверное, имя Анатолия Ивановича через многие годы будут вспоминать люди с такой же благодарностью, с какой по сей день помнят Александра Винокурова, первого коннозаводчика на Алтае.

Алтайский —  значит лучший                          


В сто пятый день рождения завода, сразу после торжественной части, прошел конноспортивный праздник, ставший особой традицией, за победу в скачках были вручены призы для орловских рысаков, которые являются не только украшением ипподромных соревнований, но и частью русской конной культуры.
Остается лишь добавить, что Алтайской конный завод входит в тройку лучших заводов России, специализирующихся на орловском коневодстве. В свое время жеребец Зодиак — абсолютный чемпион породы 1992 года — был куплен на Алтайском заводе и подарен английской королеве. Одного из жеребцов приобрели в подарок Президенту России Владимиру Путину. Сам же Владимир Владимирович чистопородного скакуна с Алтая в свое время передал в дар корейскому лидеру Ким Чен Иру — своеобразная пропаганда прекрасных российских рысаков.

Графская порода                        

Орловская порода, как известно, взяла свое начало от лошадей, выведенных графом Орловым. Превосходные рысаки, позже известные всему миру, были выведены от скрещивания арабского жеребца Сметанки, голландских и датских кобыл, и первым настоящим орловцем стал жеребец Полкан, от него родился Барс, с них, можно сказать, и пошла вся порода. «И под воду, и под воеводу», — эта поговорка про орловских рысаков.

Мария ЧУГУНОВА
Тюменцевский район
В статье использована информация с сайта www.akz39.ru

Возврат к списку

Само не пройдет
Статьи
29.10.2018
12:10
Автор: Николай ЧУМИН, руководитель отдела ветеренарии "Мустанг-Сибирь"
Что нужно знать о соматических клетках в молоке
Правильная колбаса
Статьи
21.11.2017
14:35
При поддержке районного гранта предприниматель открыл цех по переработке мяса
Медовик Алтая
Статьи
07.06.2017
14:43
Автор: Маргарита ЦУРИКОВА
В крае впервые выбрали лучшего пчеловода
Потенциал животноводства
Статьи
04.05.2017
10:17
Автор: Маргарита ЦУРИКОВА
27 апреля на ОАО «Племпредприятие «Барнаульское» в третий раз собрали руководителей и специалистов товарных хозяйств края.
Прямые вопросы - честные ответы
Статьи
24.03.2017
10:07
Автор: Юрий БАРСУКОВ
В Немецком национальном районе прошла финальная агрономическая конференция
Лидеры отрасли
Статьи
23.03.2017
08:31
Автор: Маргарита ЦУРИКОВА
В крае прошел совет руководителей племпредприятий

Цифра дня

45-50
целевых растений гибридов ярового рапса на квадратный метр обеспечивает максимальную урожайность к уборке, считают специалисты RAPOOL
целевых растений гибридов ярового рапса на квадратный метр обеспечивает максимальную урожайность к уборке, считают специалисты RAPOOL